01 Jan

Начиная свой профессиональный путь, будьте готовы к «сложным» проблемам.

 Кейсы, которыми Вы будете заниматься, не будут состоять сугубо из потребительских. Моя история о том, что каждому юристу, особенно начинающему, нужна смелость. Именно это качество позволит быстро и эффективно решить проблему Вашего клиента. 

Итак…

 Обратился ко мне коллега (далее – Артур), к которому обратился клиент. Мы ровесники, но учимся в разных вузах, оба на юридическом факультете. Артур попросил меня посмотреть подготовленный им иск.Исковое было о взыскании неосновательного обогащения. 

Из негативного:

  • нормативных ссылок иск не содержал;
  • расчет убытков отсутствовал;
  • на мой вопрос о том, какая практика взыскания морального вреда сложилась в интересующем нас суде, Артур ответить не смог.

Я попросил коллегу пересказать ситуацию и поведать, что было сделано. Артур рассказал мне следующую историю.

Имеем:

  • Предпринимателя в статусе ИП, который оплачивал очередную партию зерен для своей кофейни (одна небольшая региональная сеть)
  • При совершении перевода через приложение была допущена ошибка в номере телефона получателя.
  • 120.000 руб . по ошибке были переведены неизвестному лицу.
  • Клиент, узнав об этом на следующий день, совершил звонок по номеру получателя денежных средств, где была получена информация, что деньги получил иной предприниматель, но уже успел их потратить на собственные нужды. Вернуть готов, даже на 20.000 руб. больше, но не ранее февраля 2022.

Клиент хотел: 

  • Вернуть деньги раньше.
  • Желательно в большем объеме.

Против судебного порядка решения спора клиент ничего не имеет, но и не сказать, чтобы сильно «рвался» в зал суда.

Услышав вводную часть, я попросил у Артура претензию, которую он направил или собирается направить потенциальному ответчику. Коллега ответил, что претензии не писал и большой необходимости в ней не видит. В планы Артура входило «напугать» потенциального ответчика иском, а если эффект будет недостаточным – пойти в суд.

Вспоминая, чему меня учила Диана Валерьевна Братусь весь второй курс, я без труда объяснил коллеге важность соблюдения претензионного порядка. Во-первых, в претензии Вам никто не мешает потребовать столько же, сколько позже в иске, и на этом этапе Вы не проиграете и материально ничего не потеряете (госпошлина, поездки в суд, потери времени и денег на сбор доказательств и т.д.). Претензионный порядок реально экономит время и деньги! Ведь если ответчик проявит должную разумность и совершит действия, которые указаны в претензии, Вы убережете себя и клиента от духоты судебных коридоров и нервов, потраченных во многих и многих заседаниях, которые могут откладываться по тем или иным причинам. Во-вторых, для большинства категорий дел претензионный порядок является обязательным. В-третьих, ГПК ограничивает юных коллег, которые находятся на стадии получения высшего юридического образования в возможности представления интересов клиентов в судах. Дальше мировых судей и районных (и приравненных к ним) судов путь нам пока закрыт (ч. 3 ст. 59 АПК, Постановление Конституционного Суда РФ от 16.07.2020 г. № 37-П). Эти формальные нюансы связывали Артуру руки, чего он не замечал, а подсказать было некому.

Молодых коллег я решительно призываю рассматривать претензионный порядок решения споров не через призму навязанного судами формализма, а как реальное средство урегулирования споров! Амбициозность молодости не всегда будут играть на руку. Юрист должен быть рассудительным.

Претензия была написана. Мы задумались, а кому ее, собственно, направлять. Мы знали имя-отчество, первую букву фамилии и номер телефона. Поиск по последнему привел нас на сайт ИП, занимающегося сбором молочной продукции с населения. Инициалы и первая буква фамилии совпали и теперь мы были точно уверены, что наш потенциальный ответчик тоже ИП. Более того, своей деятельностью он занимался в одном регионе с нашим клиентом, а это значит, что круг поиска значительно сужался.

Региональный центр, который являлся местом действия, был далеко не самым большим городом, «клич» по знакомым Артура в течении получаса позволил установить адрес проживания интересующего нас ИП.

Мы тоже не сидели сложа руки. Артур занимался общим сбором информации о человеке из региональных СМИ и в целом в интернете, сделано это было для того, чтобы оценить возможности потенциального ответчика. Мало ли вдруг ИП находится в стадии банкротства и наш клиент в очереди кредиторов далеко не первый и даже не второй. 

Я исследовал судебную практику, интересуясь, насколько охотно суды соответствующего региона удовлетворяют моральный вред. Незадолго до описанных событий в публикацию ушла моя статья о вреде деловой репутации (с содержанием статьи можно ознакомиться на нашем сайте), работая над материалом для которой я многое прочитал и о моральном вреде и понимал риски.

Итоги были следующими:

  • Как уже было сказано ранее, знакомые Артура нашли интересующий нас адрес, а также дали информацию о недвижимости, принадлежащей потенциальному ответчику.
  • Артур на просторах сайта регионального телеканала нашел сюжет, где интересующее нас лицо представлено многодетным отцом, в одиночку воспитывающим пятерых ребятишек. Отмечал его заслуги – и как предпринимателя, и как отца – глава города.
  • Практика городского суда не позволяла взыскивать моральный вред в «космических» миллионах рублей, но имелась твердая статистика о его стабильном взыскании в пределах 20.000 – 80.000 руб., что вполне укладывалось в заявленные Артуром в иске 20.000 руб. и даже позволяло надеяться на большее.
  • Сайт ИП дал нам дополнительное средство связи – рабочую почту ИП.

В составленный проект претензии мы внесли правки, размер морального вреда вырос в разы, ко всему прочему добавились возмещение убытков и проценты за пользование чужими денежными средствами. 

Сейчас написание подобной претензии «пошло» бы значительно легче и может быть я бы задумался и над «сверхкомпенсацией» (ч. 2 п. 2 ст. 15 ГК). Дело в том, что мой нынешний преподаватель-семинарист по гражданскому праву – Дмитрий Александрович Братусь с первого семинара нового учебного года задал курс на то, что возмещается не только реальный ущерб, и пытливый юрист всегда найдет то, что можно получить сверх названного. Но на момент написания претензии так широко я не мыслил, и более названного мы просить не стали.

В сопроводительном письме, мы приложили тексты беспрецедентных для региона судебных решений, которые хоть и штучно, но имели место, и где взыскивали многим больше, чем мы просим. Указанные акты были отражены так, что обывателю, должно было показаться, что он видит сложившуюся практику. Также мы указали на огромные финансовые риски для его большой семьи. Своим недобросовестным поведением сам же потенциальный ответчик и вызвал. Отправили все это на рабочую почту ИП через софт, позволяющий получить уведомление о получении письма и о его прочтении. С написанием искового до ответа на претензию решили повременить.

ИП не заставил себя долго ждать. В ответном письме он указал, что, указанные нами перспективы его удручают по двум причинам:

  • Данный бизнес является единственным источником денег для большой семьи
  • Все деньги, кроме тех, что идут на бытовые расходы, действительно находятся в бизнесе. К письму была приложена выписка по счету, на который поступили 120 тыс. руб. нашего клиента. На момент получения выписки там было не более 3-х тысяч.
  • Деньги нашего клиента вдохнули в дело ИП новую жизнь и должны были к февралю вывести бизнес из затяжного пике, почему он и предлагал отложить момент возвращения оных до февраля (время происходящих событий – август 2021).
  • В качестве подтверждения добрых намерений он предлагал написать расписку о долге, если мы и наш клиент согласимся снизить требования, названные в претензии. Как я писал ранее, мы их сознательно завысили.

Артур был очень рад полученному ответу. Перспективы наличия расписки казались ему максимально радужными. Я же так не считал. Сами посудите, до февраля многое могло измениться, бизнес может упасть в новое пике, появятся новые кредиторы, кто пошустрее, получит исполнительный лист, потом другой. Момент – и банкротство ИП. И наш клиент останется совсем без денег.

Решение я придумал в процессе чтения книги «Чему не учат на юрфаке» Вячеслава Оробинского, на которую, после нового года одна из моих коллег собиралась сделать «Книжное ревью» - одну из рубрик на сайте МИРа. Автор на примере нескольких своих кейсов и кейсов его коллег показал, что взыскивать деньги не всегда выигрышная тактика, мыслить нужно гибче и иногда требовать то, что в последствии можно конвертировать в деньги.

Пазл в голове сложился быстро. Наш клиент имеет сеть кофеен, потенциальный ответчик занимается молочной продукцией. Какая кофейня без сливок и молока в наш век «капучино и латте»? ИП не может отдать долг деньгами – факт, а как на счет того, чтобы погасить обязательство товаром?

Естественное, данная схема требовала согласования с нашим клиентом, у него ведь уже были те, кто поставлял для него молочную продукцию. К нашему везению предприниматель открывал новую точку, старых оборотов для него становилось недостаточно. Однако он хотел видеть «товар лицом» прежде, чем заключить такого рода соглашение, ведь за качество своего кофе перед потребителем отвечать именное ему, а молоко и сливки своим низким качеством могут здорово испортить впечатление от заведения.

В итоге, два предпринимателя назначили встречу, составили соглашение о том, что возникшие обязательства будут погашаться предоставлением товара – поставками молочной продукции для новой точки. Все были довольны и, как мне известно, по истечении договоров с поставщиками молочной продукции на ранее созданных точках, наш клиент собирается заключать договор со своим потенциальным ответчиком, а ныне деловым партнером!

Коллеги, слушайте преподавателей, советуйтесь друг с другом при решении сложных вопросов и читайте хорошие книги! Сайт НСС «Мысли и речи» и далее продолжит Вас радовать своими рубриками!

 Поздравляю Вас с Новым 2022 годом! 

Мир Вам, друзья!

Комментарии
* Адрес электронной почты не будет отображаться на сайте.